5/09:
на форуме обновлен дизайн, все остальные новости здесь

Lag af guðum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lag af guðum » Прошлое » Casus belli


Casus belli

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

CASUS BELLI• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

http://savepic.ru/14116297.gif http://savepic.ru/14116297.gif

Участники эпизода: Vigdis Sigurðsdóttir, Logi Helson
Время и место действия: 5.06.2017
Краткое описание событий: Люди, как известно, смертны. Статистика смертей по Исландии приводит в качестве основных причин болезни, несчастные случаи, Асгейра Ньордсона, ДТП. В общем, у людей есть практически неограниченный выбор, каким образом отойти в Хельхейм, когда придет их время. И все же некоторые решают не ждать слишком долго, а погибнуть в том, что они считают честным и благородным боем с превосходящими силами противника. Это тоже их право, так зачем же предъявлять претензии десять лет спустя, когда превосходящие силы об этом инциденте уже и думать забыли?

Отредактировано Logi Helson (2017-09-14 22:52:43)

+2

2

Большинство охотников в Исландии были напыщенными, дурно образованными, никчемными болванами.

Вигдис – не была.

Именно по этой причине большинство своих немногочисленных, но неизменно успешных операций она продумывала тщательно и скрупулезно, придирчиво и даже немного педантично. Ей не нравилось, когда что-то идет не по плану, ей не нравилось, когда существовала хотя бы малая вероятность провала. Она могла потратить на свою цель недели, а то и месяцы, но разумно полагала, что оно того стоит.

И оно того стоило.

Пока она жила в Ватикане, где ведьмы не жили целыми кланами, где ведьмы не жили вообще, а на охоту приходилось выходить в близлежащую, если так можно выразиться, Италию.

В Италии ведьмы тоже не жили целыми кланами и в большинстве своем не жили вообще, сидели тихо, не смели лить чужую кровь, состояли на учете у коллегии кардиналов и вели себя хорошо. А если плохо, то смерть их была быстрой и почти безболезненной. Христианское милосердие, дарованное Отцом Небесным, давно уже заменило костры и показательные казни.

Планируемая ныне расправа никакого отношения к христианскому милосердию не имела. Вигдис намеревалась поймать ту тварь, что причинила ей столько боли и медленно вытягивать из него кровь, жизнь и нечеловеческие страдания. К слову, да, та самая неназванная «тварь» была юношей, ровесницей самой девушки, принадлежала дому демона, почитаемого за Бога, по имени Хель и являлась одним из наследников уже упомянутого сборища дьявольских выродков. На то, чтобы выяснить это ушло какое-то время, но Вигдис никуда не торопилась. Правосудие Небесного Отца не терпело ни спешки, ни возможной ошибки. Ведь сестра Вальбурга не хотела отправить в Ад невиновного, правда?

Бог ей свидетель, Вигдис хотела и готова была заявиться в психиатрическую клинику, где работал заветный Лойи Хельсон и свернуть ему шею прямо там, устроив показательно кровавую сцену, которую разнесли бы по всей стране с сочными подробностями, предупредив всех ведьм о том, что с ними будет то же самое.

Но она знала, что так нельзя.

Что эмоции это ее враг.

Что жажда мести не должна затмить любви к Господу.

Что нельзя совершать тактические ошибки даже если тебе кажется, что сил терпеть больше нет.

Силы терпеть у Вигдис были. Она ведь столько лет этого ждала. Столько лет этого жаждала. Она смаковала каждый момент и каждое мгновение своего плана и его исполнения. Подбираясь к мужчине медленно, целенаправленно, осторожно и разумно. Вигдис напоминала паука, который плел свою паутину, точно зная, что муха от него никуда не уйдет. Лойи Хельсон от нее никуда не денется.

Их первый прием совсем не напоминал сеанс у мозгоправа. Хотя Вигдис никогда у них не была и просто не знала, какими бывают эти сеансы. Она взахлеб, со слезами и даже истериками рассказывала о том, как потеряла любимого, о том, как какой-то ублюдок убил его, невиновного, чистого, доброго и милосердного в подворотне десять лет назад. На самом деле, девушка понятия не имела, как это было. Она боялась узнать. Не хотела этого знать. Но обязательно узнает во всех подробностях после того как вынет сердце из груди Лойи Хельсона и растопчет его подошвой своих дорогих итальянских туфель.

Туфли на ней были из Парижа. Безупречное черное платье с довольно откровенным вырезом на груди – тоже.

Вигдис пришлось трижды прочитать молитву, прежде чем выйти из дома в таком виде. Она давно не была и не ощущала себя шикарной привлекательной женщиной с маникюром, макияжем, укладкой, потому что вера не позволяла такой вычурности, пестующей гордыню, похоть и склоняющей на блуд. Но сегодня это было ради дела. Она пригласила Лойи Хельсона на свидание. Легко, непринужденно в конце очередного сеанса психотерапии, как ни в чем не бывало. Вигдис даже не уверена была в том, что он согласится, но, возможно, свое дело сделали заплаканные карие глаза, усталая улыбка и умоляющие интонации.

Это ведь было частью терапии хорошего врача, который сам послужил причиной состояния пациента?

Ресторан в центре Рейкьявика поражал воображение даже самого взыскательного гостя, и Вигдис признавала это, хотя ей казалось, что после вычурной Италии ее сложно будет чем-то удивить. Она пришла чуть заранее, опередив своего спутника на недолгие десять минут, которых вполне хватило, чтобы успели подать вино и разлить его по двум бокалам, один из которых Вигдис щедро приправила широко известной в узких кругах сывороткой «DS».

Ранее, за чашкой чая в кабинете Лойи Хельсона, она уже испробовала на нем святую воду, словно бы не знала, или не была до конца уверена в том, что это не помогает против ведьм. Мужчина выпил, даже не подавился, чем только сильнее воспел в охотнице ее ненависть.

Девушка встретила Лойи приветливой улыбкой, пригубила вино.

Прости меня, Отец Небесный за эту ложь, за это пьянство, за эту гордыню и этот блуд. Все во имя твое и твоего царствия на земле, как на небе.

- Я рада, что вы пришли, - тихо говорит девушка и смущенно улыбается, - Хотя, наверное, в этой обстановке будет уместнее обращение на «ты», не так ли? – охотница тихо смеется и поправляет копну черных волос, глядя на Лойи из под полуприкрытых глаз, - Я заказала вина, по совету официанта, - тянет Вигдис, - Неплохое. Присоединяйся, - она поднимает бокал с бордовой жидкостью в воздух.

+1

3

Психиатрия, конечно, не была магией, но иногда была настолько похожа, что Лойи начинал считать ее дополнительной способностью. Может быть, магия была в интерьере кабинета. Или в обращении "доктор". Не важно, главное, все это вместе заставляло людей становиться другими. Здоровых людей, потому что по-настоящему больные всегда были собой, хотя большинству из них психиатрия и отказывала в этом праве. Поэтому к больным Лойи невольно относился как-то с особым уважением и интересом. Они были как будто третьей расой : чем-то средним между смертными, колдунами, а может, самими богами.
Вигдис, дочь Сигурда, напротив была вполне здоровой, если не считать легкую нервозность и навязчивые идеи, из которых открыто она демонстрировала только одну. Но психиатрия все же почти магия. Правильные, не вызывающие подозрений вопросы, откровенные или лживые ответы - это все способно привести к правильной мысли.
Впрочем, странное поведение Вигдис сложно было не заметить, особенно тогда, когда она завела речь о неформальной встрече. Свидании, проще говоря. Любая смертная в Исландии понимала, что когда видишь в имени человека "Хельсон", ни на какие отношения рассчитывать не приходится, а девушка с гештальтом на потерянной много леи назад любви, отнюдь не была похожа на того, кто ищет отношения на одну ночь. Кроме того, большинство разумных людей прекрасно осознавало тот факт, что на свидания с пациентками психиатры соглашаются даже менее охотно, чем венерологи. И все же она предложила. И все же он согласился.
Удивительно, что при всей своей тяге к свету, большинство людей ассоциируют понятие уюта с приятной полутьмой и создают в квартире соответствующую обстановку. Вигдис была как раз из таких, а может, просто экономной, но в ее доме было немало приятной и весьма удобной тени, а молитвы, такие трогательные и искренние, что любой приходской священник бы прослезился, ничуть не мешали присутствию в доме Лойи, которого хозяйка, конечно, никоим образом не могла бы заметить. Зато он сам имел возможность наблюдать весь процесс сборов. Это было познавательно, хотя и долго: только с одной прической она провозилась точно не меньше получаса. Но интереснее всего были милые женские аксессуары в виде кинжала и огнестрела, тщательно спрятанными на теле и в сумке соответственно. Еще интереснее был небольшой флакон. Лойи понятия не имел, что в него налито, но шестое чувство подсказывало, что это точно не прописанное им легкое успокоительное. Дождавшись, когда девушка покинет квартиру, Лойи тоже ушел. К Элвару, у него должно было найтись именно то, что нужно. Нашлось. Оставалось добраться до Рейкьявика с небольшим опозданием, чтобы дать Вигдис все необходимое время на подготовку: игра должна была быть честной.
- С удовольствием, - после всех полагающихся приветствий и комплимегтов он сел за стол и поднял предложенный бокал. Вино никогда не разливают без присутствия того, кто будет его пить - хотя откуда это знать девочке, которая не может выйти из дома трижды не помолившись - а значит, содержимое флакона уже в бокале. - Может, прозвучит странно, но предлагаю выпить за знккомство. Уверен, этот вечер даст возможность узнать друг друга с совершенно новой стороны.
Лойи поднес бокал к губам и изобразил глоток, не позволив ни капле попасть в рот. Обидно, конечно, аромат у напитка был отличным. Второй рукой, которая оставалась под столом, он сделал пару несложных пассов так, чтобы бокал казался заметно опустевшим. Это, конечно, так, разминка, его навыки сейда ждали в тот вечер куда более серьезные испытания, но, в конце концов, еще десять лет назад он вводил ими в заблуждение даже главу клана Фригг, так что теперь совершенно не собирался сомневаться в своих силах.
- Ты права, вино отличное. Я не специалист, но характер у него точно итальянский. Знаешь, однажды я собирался пожить в Италии несколько нет, подал документы в университет Неаполя. Увы, пришлось отозвать. А ты, Вигдис? Ты ведь не всю жизнь провела здесь, верно? Почему ты вернулась? Скучала по вулкпнам и... Не знаю, по чему еще можно скучать в Исландии?
Лойи улыбнулся, взял бутылку, которая стояла на столе, и долил в бокал девушки вина. А вместе с ним и содержимое позаимствованного у Элвара флакона, который ни она, ни кто-то еще, разумеется, не могла видеть, благодаря наложенной на него иллюзии.
- Что же, второй тост за тобой. Что-нибудь, чтобы без сомнений и до дна.

+1


Вы здесь » Lag af guðum » Прошлое » Casus belli