5/09:
на форуме обновлен дизайн, все остальные новости здесь

Lag af guðum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lag af guðum » Прошлое » Жена с войны вернётся


Жена с войны вернётся

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ЖЕНА С ВОЙНЫ ВЕРНЁТСЯWe're like fire and gasoline,
In the final movie scene.
You're the beauty, I'm the beast.
More a nightmare than a dream.
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

http://i.imgur.com/M2lBwVY.jpg

Участники эпизода: Альда Хельсдоттир, Тейр Фриггсон.
Время и место действия: июль 2017, ночь после событий эпизода "Wicked Game", поместье главы клана Хель.
Краткое описание событий: если жена бережёт твой сон - это хорошо; плохо, если при этом она не бережёт твои нервы.

Отредактировано Þeyr Friggson (2017-09-10 21:40:41)

0

2

Светало. Впрочем, в это время года светало очень рано – ещё не было пяти утра, когда Альда вернулась в поместье клана в Аульфтанесе. Все ещё спали, разве что дежурная охрана и несколько старых слуг, с которыми она перекинулась буквально парой слов. Приученные не лезть не в свое дело, они всё-таки покачали головами вслед удалявшейся по лабиринту коридоров молодой госпоже – вид у неё был делёким от приличного. Кто-то из них вскользь отметил, что хорошо, что ещё так рано и все спят, меньше разговоров и вопросов, меньше любопытных глаз. О том, что хорошо, что она вернулась живая промолчали – по внешнему виду вельвы легко было понять, что ночью она ездила не звездами любоваться, но дети Хель никогда не могли с точностью утверждать, лучше быть живым или мертвым. Всё это было так относительно и неоднозначно.
Выглядела она на самом деле намного приличнее, чем час назад, когда они закончили свое дело, потому что остались разве что мелкие синяки и ссадины благодаря Хьёрдис, о том, что было что-то и серьёзнее говорила только драная одежда, кое-где даже поверх черного цвета буревшая от засохшей крови. Волосы растрепались, а по лицу были размазаны сажа и кровь. Альда очень хотела поскорее избавиться от облепивших панцирем тряпок и смыть с себя все следы ночного похода.
Угрызения совести её не мучили, она по-прежнему считала, что сделала правильно, а эта троица псевдо-родственников и без того задержалась на этом свете. Хотя, как ей казалось, этим и вовсе не следовала появляться на свет – бракованные они были, больные, гнилые. Альду до сих пор передергивало от воспоминаний о том, что Сальдис пыталась совратить Оуттара, близнецы были каннибалами, а Рунар пытался использовать ради получения власти ребёнка. И тут она даже не знала, что именно её возмущает больше, включая тот факт, что девочку этот гений стратегии умудрился нагулять в клане Фрейи. Всё было настолько отвратительно и настолько не лезло ни в какие ворота по отдельности, что вместе было даже сложно как-то комментировать.
Было немного жаль, что они теперь мертвы – она больше не могла их убить снова, чтобы очистить семью от этого позора и оправдаться перед Хель. Если бы представилась возможность, она повторила бы все и неоднократно; гнев ещё тлел, как и пепелище на месте дома этой проклятой семейки.
Впереди был долгий разговор с отцом, но с ним было намного проще, чем с матерью. Альда любила родню, ценила её, но не считала, что кровь даёт право на неприкасаемость, когда дело касается предательства и угрозы для благополучия всего клана. Ей нужно было думать о том, каким будет её дом через пятьдесят лет, через сто, когда родителей уже не будет в живых, когда все неразрешенные сейчас проблемы выйдут боком ей в будущем. Она не понимала Гудрун, сохранившей жизнь Свейну и даже не изгнавшей его из клана. В понимании дочери Хель изгнание было куда более страшным наказанием, чем смерть, но в других кланах к этому относились иначе. Нельзя вечно гулять с гранатой уже оторвав чеку и думать, что ничего страшного не произойдет. Произойдет, вопрос лишь в том, когда именно.
Нужно было отмыться, избавиться от одежды, проверить оружие, убрать его и отдохнуть. Её ночные прогулки – её личное дело, которое не отменяет ни работы, ни обязанностей наследницы.
Альда тихо скользнула в комнату, которая с некоторых пор перестала быть её личными покоями, на ходу расплетая волосы и пальцами массируя голову. В предрассветных сумерках казалось, что она попала в склеп. Некогда в детстве её это пугало, она была слишком маленькой для огромной комнаты, а основательная мебель и черный бархат удручали, теперь же это казалось забавной шуткой и чем-то совершенно обыденным. Через щели задернутых штор пробивался тусклый свет, но здесь всё ещё царила ночь. Альда не смотрела в сторону кровати. На всякий случай. Потому что сначала нужно вернуться, а потом уже думать о чем угодно. Покуда она была в саже, засохшей крови подходить к мирно спящему в чистом Тейру не хотела. Ведьма слишком устала, чтобы обратить внимание, когда боковым зрением таки задевала кровать, что та была пустой. В нагромождении подушек и одеял при скудном освещении легко можно было подумать, будто бы там кто-то есть.
Но что-то было не так. Альда насторожилась, остановилась и прислушалась снова: в спокойном помещении должно быть не так. В комнате чувствовалось какое-то напряжение, которому совершенно не место было там, где спокойно спит человек. Руки сами собой непроизвольно потянулись к ножам; поверить в то, что кто-то мог пробраться в её комнату посторонний, было сложно, но не невозможно, а рефлексы требовали готовиться к худшему.
- Тейр? – Альда позвала совсем тихо, так, чтобы спящий человек не мог услышать, но бодрствующий в такой тишине точно бы отреагировал. - Ты не спишь?

0


Вы здесь » Lag af guðum » Прошлое » Жена с войны вернётся