5/09:
на форуме обновлен дизайн, все остальные новости здесь

Lag af guðum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lag af guðum » Прошлое » Ты меня довела


Ты меня довела

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ТЫ МЕНЯ ДОВЕЛАТы меня довела, плохо себя вела
Время настало уважать мои правила
В глубинах аквариума пилила, как рыба-пила,
Заплыла, запутала и подумал я...

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

--

Участники эпизода: Оуттар Хельсон и Уннер Фриггсдоттир
Время и место действия: 9 июня 2017 года, на банкете по случаю свадьбы Альды и Тейра, поместье Хель и окрестности
Краткое описание событий: Казалась мне она утёнком рыжим, но стала лебедем прекрасным вдруг. (с) Однажды Оутс и Уннер встречались, но та встреча была совсем другой. А что же сейчас?

Отредактировано Ottar Helson (2017-07-08 14:17:23)

+1

2

Шумная музыка. Шумные люди. Всем весело. Кому от алкоголя, кому просто из-за атмосферы. Оуттару было просто радостно за Альду. Не весело. Он мало с кем пообщался за весь день и за вечер, в основном просто ел, пил, наблюдал за гостями и пару раз огрызнулся каким-то девицам, попытавшимся с ним пофлиртовать. Они все были так себе в его понимании.
А он выглядел неплохо. Чёрный костюм с галстуком-бабочкой и белая рубашка с идеально выглаженным воротником любого ненормального повесу превращают в галантного, на вид, кавалера.

Алкоголь не пил. Из принципа. Он предполагал, что надерётся в хлам, если выпьет: опыта-то нет. Поэтому, лучше это сделать, когда будет меньше лишних глаз.
Заиграла какая-то весёлая музыка и многие вышли из-за столов потанцевать. Оуттар даже не вслушивался, просто сидел и смотрел на гостей, ловя на себе косой взгляд мамы, мол, "не сиди сиднем." Он вяло отмахнулся, уныло ковыряя салат вилкой. Альда была сегодня очень красивой. Наверное, когда она выходила замуж за отца, она была не так красива. Любовь к Тейру делала её моложе и ярким блеском выделяла её удивительные глаза.

В какой-то момент, он всё-таки опять вернул взгляд на танцующих.
В какой-то момент, он влюбился.

Ощущение было, как в кино. Будто всё размылось и только Её силуэт, танцующий и улыбающийся, был чётким. Изящная линия от шеи до бёдер. Вьющиеся, непослушные волосы. Волнующе-пухлые губы, искривлённые самоуверенной улыбкой, и голубые глаза, выделенные тёмными, пушистыми ресницами.
Голубые. Такие, как нужно.
Он был готов поклясться, что ощутил в это мгновение аромат её духов даже на расстоянии. Он не заметил, как уронил грёбаную вилку. Застыл. Просто замер, наблюдая за ней и не веря тому, что его сердце вдруг так забилось в груди тревожно. Она двигалась так, точно ничего не весила, точно она была рождена для этого. Над кем-то она громко рассмеялась, запрокинув голову назад. Это был какой-то горе-кавалер, пытавшийся заполучить её внимание.
И лучше этого смеха он не слышал. Он сам невольно заулыбался, почувствовав, что разум куда-то улетел, раз и навсегда, далеко и надолго.

Она должна быть его. Вся. От корней волос до кончиков пальцев. Эта неземная красота будет его. Он решил это в эти несколько минут, что он смотрел на неё.

***

Девчонка, которую ему представили была похожа на утку из мультиков про Микки Мауса и Дональда Дака. Как там её звали? Поночка? Что-то вроде. Или Даффи Дак? Он не помнил. Но параллель в голове сразу возникла. Мамина была идея, но папина задумка. Мол, почему нет, из хорошей семьи, ну ты просто пообщайся и бла-бла-бла, да и отец сказал, мол, я её отца знаю, хороший человек. Он как раз о чём-то разговаривал с её отцом, вот да. Не то о перспективах, не то о колдовстве, не то вообще о рыбалке.

Ей четырнадцать, ему тоже. Их оставили в парке друг перед другом и он стоял, не зная, как к ней вообще обращаться и надо ли вообще. Он в девчонках не то что не разбирался, он даже не хотел особо пытаться разбираться.  Ему в этом возрасте было весело обсуждать с Тейром скорость сгорания, естественно во славу Хель, под лучом из лупы таракана, чем даже на секунду подумать о каких-то там девочках. Всё, что он знал - его мама красивая. А вот эта Уннер - какт не. Ну вообще не то.
- Ну... - начал он, потирая затылок. - Типа... Привет, Уннер. Ты похожа на утку из мультика. Не знаю что тебе ещё сказать.
Он пожал плечами, стараясь не смотреть на неё, а куда-нибудь в сторону. Вон, на камушек. Классный камушек. С ним не надо выстраивать коммуникацию, он крутой, лежит себе и ему даже жениться не надо. Холостой камушек. Отличный камушек. Он самостоятельный.
- Чего вообще... Как дела там? Чем занимаешься?

***

Оуттар не знал, как к ней подойти. Не решался. Кто-то объявил белый танец, мол, дамы приглашают кавалеров и он про себя скрестил пальцы, надеясь, что она его заметила. Ему показалось, что она всё-таки смотрела на него, чуть сощурившись, будто приглядываясь.
От этого аж пальцы побелели, сжимая поверхность стола.
"Хель, если ты меня слышишь, пожалуйста, пусть она подойдёт ко мне, пусть подойдёт, пожалуйста," - Хельсон никогда не думал, что однажды попросит богиню о чём-то таком. Он даже прочитал в интернете статью про асексуальность и подумал, мол, может это даже про него. А тут Она. И все планы спутались, появилась тысяча вопросов и главный - кто она?

Она красива, как буря, молодая буря. Он ощущал её силу издалека, она надвигалась, она накрывала его маленький кораблик трёхметровыми волнами, раздувала его паруса. Он уже грезил её голосом, её пальцами, а ведь он просто, чёрт возьми, увидел её в танце.

Хотя нет, это не просто. Тело правдиво. Тело правдиво. В ней есть стать, уверенность, в ней есть гордость. У неё есть мягкость и жёсткость. Она может быть разной. Она гибка. Она потрясающая. Это рассказало её тело, которое так двигалось. Если она не подойдёт к нему, он просто оттащит её кавалера и заберёт её. Плевать какого там цвета этот танец. Он не отдаст её никому.

Скорее всего, никогда.

+1

3

Парой молодоженов можно было только восхищаться. Мистическая основа соединения сердец и судеб должна была за многие годы повторения стереться, испортится, превратившись в ряд церемонностей и условных традиций. Так случалось довольно часто, но только не у Тейра и Альды, только не сегодня. 

Праздник такого рода - отличный повод не просто провести время вместе с родственниками, но повод повеселиться и показать себя. Мама перед выходом наряжалась очень долго, так что сейчас выглядела как замечательно, но и обе ее дочери не уступали ей. В предпраздничное утро Уннер с сестрой даже не ссорились. Более того, малявка разрешила старшей сестре расчесать и завить волосы, прямо как в детские их годы.
Настроение более чем отличное.
Зазвучала музыка - Уннер упорхнула на танцпол, утягивая за собой одного из братьев и сестренку. Вскоре, конечно, каждый нашел себе нового партнера для танца, но веселье от этого не уменьшилось. Тренированное тело с удовольствием реагировало на разнообразные интонации играющей песни, но и сама девушка рада была продемонстрировать все или почти все, чему научила ее танцевальная школа за последние пять лет.
Некий парень начал крутиться поблизости, но Фриггсдоттир не особо смотрела в его сторону, хотя и танцевала с ним в паре. Парень не профессионал, двигался скованно и часто сбивался, но, при всем этом, старался не уступать своей партнерше. Уннер уважала его за попытку, но уже искала глазами на кого бы другого переключится, чтобы не застрять с ним на весь вечер. Последний выход - это уйти обратно к столику, но ведь она только вошла в раж танца и уходить так жаль.

Парень в который раз наступил на ногу, в который раз попытался приобнять за талию. Брат, заметивший и первое, и второе, пошутил, что Уннер повезло сегодня танцевать с похотливым косолапым медведем, и девушка залилась смехом. Ей отчего-то представился настоящий медведь и это выглядело хоть и глупо, но забавно. Хорошо, что брат шепнул это ей на ухо, а не сказал громко - обижать кавалера не хотелось. “Ладно уж, - улыбнулась она, думая про себя, - потанцую с тобой еще немного, мишка. Кто если не я!” - и положила обе ладони на широкие плечи незнакомого парня. Она впервые посмотрела на его лицо. Он показался довольно милым.

***
- Это очень милый и воспитанный мальчик, вы должны познакомиться и… - мама сделала многозначительную паузу. Уннер нахмурила густые брови.
- Что “и”? - возмутилась девочка-подросток.
- И подружиться, конечно, - мягко и хитро улыбнулась мать, погладив дочь по рыжеватым волосам, затянутым в косы, - И не хмурь брови. Они и так у тебя огромные, выглядит некрасиво.

Девочка одернулась от прикосновения матери, нахмурившись еще сильнее. Они в гостях, Уннер не могла позволить себе спорить с мамой, но перестать злиться не выходило. Мама совсем не понимает ее, никто ее не понимают, но зато все требуют: “Ты должна, должна, должна!” Должна быть сдержанной, должна быть тихой, милой, скромной, но в то же время веселой и общительной, не быть букой или плаксой. У нее самой выбора нет, собой ей быть нельзя ни в коем случае. А ей уже четырнадцать лет, между прочим! Джульетта в ее возрасте умерла, а ей хмуриться нельзя!

Их все-таки познакомили с этим мальчиком, он оказался ее одногодкой. Оуттар выглядел милым. Гнев Уннер вдруг поутих, уступив место девичьему смущению и неловкому смотрению в пол и на свои руки. А потом их еще и оставили наедине. Непонятно почему сердечко девочки забилось быстрее. Как же заговорить с ним?
Но первый заговорил он. И назвал уткой из мультика.
“Заячье“ сердце Уннер вдруг замерло, а потом словно провалилось в живот. Что? Утка? Оуттар может и сам того не понимал, но ударил в одно и самых больных мест - ее внешность. Девочка знала, чувствовала себя хуже своей младшей сестры, но признаться самой себе, что на немного страшненькая, было подобно самоубийству. А тут она слышит намек на это от какого-то… мальчишки!
Девочка плотно сжала губы, думая как бы уколоть, поддеть его в ответ, чтобы ему было так же неприятно, как и ей. Но внешне это был самый обычный мальчик, даже, как назло, симпатичный, и подходящего обидного сравнения она придумать не могла.
Наглец же как ни в чем ни бывало пытался продолжить из диалог. Уннер прямо фыркнула от этого непробиваемого пофигизма! Быстро окинув комнату, девочка убедилась, что никто не смотрит на них, а потом схватила с ближайшего стола вилку для устриц и сильно ткнула мальчику в бок ею.
- Теперь - дела просто отлично, - насмешливо ответила она на вопрос мальчишки о “как дела”. Она ткнула вилкой еще несколько раз, но значительно легче и теряя уверенность в том, что делает, зачем и какие будут последствия. - Беги мамочке пожалуйся еще, - громко прошептала Уннер, бросая вилку обратно на стол, - Ты ничего не докажешь.
Она чувствовала, что ее руки начинают дрожать. Ей будет крышка, если мама и правда узнает об этом.

***

Музыка наконец-то сменилась. Объявлен белый танец, и судя по щенячьему взгляду ее кавалера, тот едва ли не умолял, чтобы девушка пригласила его. Ну нет уж! Благотворительность не может длится вечность. Вежливо извинившись перед ним, Уннер сослалась на усталость и направилась к столу с выпивкой.
Лицо другого парня, мимо которого она прошла чуть не задев плечом, показалось подозрительно знакомым. Они встретились с ним ненадолго глазами, когда девушка брала бокал с шампанским. И тут Уннер вспомнила его.
Еще бы, как не вспомнить - он ведь практически не изменился, разве что возмужал. “Оуттар Хельсон, мерзкий ты мальчишка, что означают эти взгляды? Чего ты хочешь - еще одну вилку в бок?” - само собой пронеслось в мыслях девушки, пока она делала медленные глотки. Мысль о вилке повеселила девушку почти так же как в детстве, но, нет, они уже не дети. Это и тогда было глупо, а сейчас точно через чур. Краем глаза девушка увидела, как ее недавний  партнер по танцу тоже подошел к столику с шампанским.

- О, это ты, - искренне улыбнулась Уннер. То, что кто-то ходит за ней хвостиком, немало тешило самолюбие. Парень взял со стола шампанское, но девушка забрала у него бокал и поставила его рядом со своим недопитым, - Хватит пить, пошли танцевать! Кстати, как тебя зовут? - она взяла его за руку и уводила обратно на танцпол, где плавно двигались парочки под мелодичную песню о любви.

+3

4

Оуттар впервые за долгое время потерял дар речи почти насовсем. Он с трудом вспомнил собственное имя:
- Оуттар. А тебя?

Сам он себе резко показался абсолютно никаким. Все эти дерзкие титулы наследника, юного дарования, всего вот этого вот, всё меркло, всё становилось неважным. Эта девушка вблизи была ещё красивее, блеск и аромат её локонов кружили голову. Юноша тряхнул головой и широко улыбнулся. Ямочки на щеках, чёрт, они такие глупо-миленькие, ааааааа, а так хочется сейчас быть суровым и брутальным, чтоб она ахнула... А он... Вот он вот. Ну Хель.

Чтоб не ударить в грязь лицом, он стал вспоминать, чему его там учили, когда он танцевал с какой-то девицей в своём университете на репетиции. Одной единственной. Потом он послал всё к Хель и больше не приходил, решив, что умение танцевать ему не пригодится в этой жизни. А тут... Ну вот, приехали. Он вспомнил, как правильно положить руку на талию, как взять ладонь партнёрши и как держать спину, как не наступать на ноги.

Она назвала своё имя и оно показалось смутно знакомым, но он бы запомнил такую девушку! Он точно её не видел. Как они могли так долго скрывать её?

Оуттар заглянул в её глаза.
- Ты невероятная, - честно и открыто сказал он. - Как мне заполучить тебя?

***
- В смысле? - он, недовольно шипя, потёр бок. - Мне и не больно вовсе. Тоже мне, нашлась тут... Так себе из тебя валькирия.
Он тоже посмотрел в сторону взрослых и взял со стола первое, что попалось под руку. Этим первым оказалась ложка и он смачно ударил ею по голове девчонки.
- Не бойся вилки - бойся ложки! Один удар и череп в крошки! - прошипел он, стуча по раскрытой ладони своим оружием, угрожающе поведя бровями со злой ухмылкой. - Пойдём выйдем, а? Пообщаемся, как хотят родители. Посмотрим, кто кого, а? ПОНОЧКА.

***

Хельсон действительно старался, но выглядело всё так, словно его движения лёгкие и плавные. Он как-то заразился её плавностью. Она знала. Она точно знала это. Её умный взгляд говорил это, нет, не говорил, он кричал об этом. Она была победительницей. Буря не может не победить, как бы молода она ни была.

Музыка закончилась, а он властно, но не грубо, притянул её к себе обратно, не давая ей уйти.
- Прошу, подари мне время. Выйдем на улицу. Там звёзды, но ты уничтожишь их, едва выйдешь. Они не удержатся на небосводе и, возможно, мы увидим, как они падают.

Ой, Оуттар, серьёзно? Да это же пикап-линия номер тринадцать по убогости. Ну, ладно, всё лучше чем про мешок с красавицами или про маму-кондитера. Но, мог бы, для приличия, сравнить её, к примеру, с яблоками Идунн или с мрачной красотой Хель, как положено!

Ой всё, надо срочно к матери, спрашивать, как делать комплименты. Уж Альда-то посоветует что-нибудь более вменяемое... Хотя стоп, нет, мама же скажет что-нибудь про его пассажи про то, что женщин не осталось, напомнит, ай, стыдно же будет... Тейр! А, нет, они ещё недостаточно близки, да и вообще, ну мало ли что.

Надо к Тейнгиллю, во! Запугать её, а потом спасти от кошмара и всё, как любил говорить один парень-бабник с курса, "и баба посыпалась". Идеально. Просто супер-план по покорению женского сердца. Какая женщина устоит перед героем? Да никакая. Все любят героев.

А если Тейнгилль откажется? Да не, бред какой-то. Как он может отказать своему старому другу, да ещё и в таком деле? Речь идёт о судьбе клана! Дада! Наследник нашёл себе жену, всё, надо сделать всё, чтоб жена была в курсе, что её уже нашли.

Стоп, чего?

Какие запугать?

Оуттар, так с девушками не обращаются, не надо, нет, не делай этого, ради Хель.

Но он уже решил, кажется. В голове он уже даже искал чем подкупить жреца или какими словами уговаривать.

- Так... Как ты на это смотришь?

+1

5

Когда Уннер услышала рядом имя, минуту назад звучавшее в ее мыслях, она немного удивилась - спрашивая, она обращалась к парню с которым танцевала, и ни к кому другому. Но сейчас могла видеть только Хельсона рядом с собой, его улыбку и блеск в глазах. Когда он успел подойти так близко? Чудная ситуация позабавила, и девушка сама того не замечая оказалась увлечена в танец с заклятым врагом своего детства. “Ах, он же спросил мое имя - значит не узнал. Это поправимо”.

- Уннер Фригсдоттир, - ответила девушка достаточно громко, гордо вскидывая подбородок, словно ее имя само по себе бросало вызов. Однако, в Оуттаре не изменилась ни одна эмоция на его довольном лице. Даже это ему, очевидно, ничего не говорит. Для девушки данный факт был более чем чудовищным: как смеет он забыть ее, когда она помнила его все это время?

***

Девочка получила удар по голове и, конечно, по инерции пошатнулась.

- Ты бьешь как девчонка! Сильнее никак, да? Фу, слабак! - самодовольно ответила Уннер. Она опять оглянулась в сторону комнаты, в которой были родители. Дойдет ли она до крайностей, сможет ли потом оправдаться? Ох вряд ли.

Уннер услышала предложения “выйти поговорить”, и опять вскипела обидой и гневом. Но теперь попыталась изменить русло их разговора.

- Что?! Ты дурак, что ли? - скривилась Уннер, окидывая презрительным взглядом мальчика. - Я вообще-то девочка, и с мальчиками почти не дерусь. Или ты думаешь, если бьешь как девчонка, то имеешь право и бить девочек? Тебя в лесу воспитывали? - девочка поставила руки в бока, изображая взрослую и умную, - Да и не советую тебе тягаться со мной. Серьезно.

Фригсдоттир показалось, что слышит шаги, и она быстро одернула платье, смахивая невидимые пылинки.

***

Уннер казалось, что ее глаза сейчас должны гореть огнем, как у дракона какого-нибудь, в полутемном зале, должны выдавать всю злость и недовольство короткой памятью своего бывшего обидчика. Во взрослой девушке, уверенной с виду и красивой, все еще сердце девочки, насколько пугливой и ранимой, что она делает удар первой. В детстве это были толчки и обидные слова, сейчас в ее расположении есть и другое оружие - ее внешность и магический дар.
К плавным автоматическим движениям девушка добавляла те самые элементы, почти не заметные, органичные общему настроению танца - энергия проходила через нее, потому как Уннер призывала ее; в движениях код: “Смотри на меня! Любуйся мной! Ты не сможешь отвести взгляд!”, и девушка видела, что этот код читается ее партнером, адресатом представления. А оттого чувствовала все раскрепощеннее, красивее.

Зачем-то именно с Оуттаром она использовала магию, да еще в общественном месте, на глазах у всех, не боясь, что бабушка или другой знающий человек заметит или почувствует это. Нет, это было более чем необходимо - Хельсон должен быть поражен, уничтожен, сражен, а она станцует на его пепле победный танец! “Смотри на меня, идиот, - думала девушка не без злости, граничащей с страстностью кошки, готовой запустить в мышку коготки. - Теперь я тебе нравлюсь, да? Теперь ты я красивая, значит?” Что это, если не возмездие, которого ждала когда-то обиженная девочка? - восхищение в глазах парня, как целебный эликсир, как мёд. Непонятно было кто из них больше нужен друг другу в этом танце: она ему с ее красотой, или он ей с его восхищением.

На смелый вопрос Оуттара о том, как ему заполучить ее, Уннер звонко рассмеялась, обвивая руками его шею, проводя пальцами с острыми наманюренными ноготками по месту, где ворот рубашки касается шеи на затылке.
- Никак, - весело ответила она. - Ты никогда не получишь меня. Разве не чудесно?

Танец вот-вот кончится, песня отыгрывает финальные аккорды. Уннер торжествовала, слушая все, что говорит ей Хельсон - полный бред, немного пошлый, но не лишенный утонченности, которой девушка была приятно удивлена. Но не более.

- Пойти с тобой, с тобой пойти… - медленно повторила девушка, смакуя каждое слово. - Ну уж нет! Ни за что в жизни, - Уннер крепче прильнула к нему, когда прозвучал последний аккорд и парень притянул ее к себе, но когда зал наконец заполнила тишина, Уннер резко отстранилась, сделала шаг назад, как от огня. - Ты слишком наглый. Не прикасайся ко мне, пожалуйста, мне неприятно это. Лучше не подходи даже. Ты странный, - пренебрежительно сказала девушка, вскидывая бровь, - и у тебя дурные манеры, поэтому и ты мне совсем не нравишься. Извини за честность, - девушка пожала плечами, - Я никуда не пойду с тобой. Хорошего вечера, не грусти.

Она развернулась к нему спиной, и среди расходящихся к столикам с закусками парочек попыталась найти знакомые лица родственников, или, черт с ним, того прежнего приставучего парня, с которым Уннер танцевала до Оуттара. Ей было так хорошо, что хочется на кого-то выплеснуть этот поток эмоций, с кем-то поделиться собственной победой - она послала Хельсона!

0


Вы здесь » Lag af guðum » Прошлое » Ты меня довела